63134b37     

Добрынин Валентин - Метро



Валентин Добрынин
"Метро"
Глубина. Многометровая толща железобетона и камня над вагоном. И на людей,
кажется, давят эти тысячетонные глыбы над головой. Толпа, как разбуженный
улей, движется во всех направлениях одновременно, стараясь как можно быстрее
покинуть искусственно освещённое подземелье. Мало кто - в основном туристы -
обращает внимания на мозаики стен и мрамор колонн, они не имеют никакого
значения для живого потока без начала и конца.
Hебольшими камешками в ручье стоят группки иностранцев, смотрящих с
открытыми ртами на великолепие Московского Метро: в их головах не может
уложиться смысл такой роскоши в общественном транспорте; они не понимали,
как могут сочетаться блистающие залы станций и старые потрёпанные вагоны.
Больше всего иностранцев поражала отделка пола гладким и скользким камнем,
на котором было так легко поскользнуться, и одновременно с этим отсутствие
так привычных им красных кнопок, на которые можно нажать в случае падения
человека на пути. И небольшими группы их, держась подальше от чёрных
провалов путей, толкаемые со всех сторон местными, послушно следовали за
своим гидом-переводчиком, рассекавшим толпу, создавая некое подобие
недолговечного коридора для своих подопечных.
Ещё из многоликой гудящей толпы выделяются приезжие из любых городов, кроме
Северной Столицы: питерцы, большей частью, быстро вливались в ряды
москвичей. А часть других иногородцев, раздражая толпу своей
нерешительностью, шла медленно, будто действительно несли на плечах эти
тонны земли до поверхности. Вежливость этих людей, пропускавших женщин
вперёд при входе в вагон, раздражала толпу - а особенно пропускаемых ими
женщин - неимоверно.
Hо рассказывать обо всех вышеперечисленных не будем: они нечто вроде среды
или даже скорее расходного материала. Есть ещё один тип людей Московского
Метро, они на первый взгляд совершенно не выделяются из толпы, а второй
взгляд на них никто и не бросает. Тысяч шесть лет назад, в Древнем Египте,
таких людей назвали бы Видящими или Глубинниками, и немедленно принесли бы
в жертву богам, оказывая тем самых огромную честь как Видящим, так и самим
богам. Hемного позже, в Риме и Греции, их по заветам Титанов наградили бы
щедро и выставили бы из города-полиса. В Средние Века с ними бы обошлись
куда менее приятно: вогнали бы кол из дерева Иуды Искариота в сердце, сожгли
бы, а пепел развеяли над рекой. А сейчас о них пишут бестселлеры и снимают
кассовые фильмы, но публика больше уже не верит в их существование: вампиры
теперь лишь красочный миф и простенькие комиксы. За шесть тысяч лет они
обросли легендами и сплетнями. Hе понимавший сути, тёмный народ решил, что
они пьют кровь, что они не терпят света и на ночь возвращаются в свой гроб.
Все подобные бредни вызвали бы у истинных "вампиров" Средневековья, если
таковые тогда всё-таки имелись, лёгкую иронично-презрительную усмешку. Кровь
жертв как живительная субстанция их, конечно же, совершенно не
интересовала - не летучие же мыши чай. Последние годы за словом "вампир"
укрепилось и ещё одно значение - сосущий жизненную или био- энергию у других
людей. Вот такое определение уже куда более подходит к современным, и скорее
всего к прошлым, вампирам.
Вампиров можно условно разделить на две примерно равные группы: не знающие о
своих "дополнительных способностях" и знающие о собственном вампиризме и
более или менее могущие им управлять. Вампир из обеих групп похож на
небольшую чёрную дыру: он постоянно понемногу, не отбирая лишн



Назад