63134b37     

Днепров Анатолий - Пурпурная Мумия



А.ДНЕПРОВ
ПУРПУРНАЯ МУМИЯ
I
Вы, конечно, знаете, как себя чувствуешь, когда приезжа-
ешь в столицу. Будто попал в совершенно новый мир. Перебра-
сываясь на вертолетах с одной площади на другую, бесшумно
скользя над гигантскими дворцами по тросам на гиропланах,
опускаясь в недра бесшумных подземных железных дорог, запол-
ненных неизвестно откуда струящимся солнечным светом, ощуща-
ешь, что именно здесь, в этом удивительном древнем городе, в
Москве, сконцентрировано все самое необыкновенное, выдающее-
ся, зовущее вперед.
Я не считаю себя безнадежным провинциалом. У нас на севе-
ре, в городе Ленинске, тоже есть и подвесные дороги, и вер-
толетная связь, и телевизионные информационные центры на
всех крупных площадях. Тем не менее в Москве я чувствую себя
немного смущенным и даже ошеломленным. Я долго думал о при-
чинах этого и наконец пришел к выводу, что все дело в ско-
ростях. Да, в столице скорости движения во много раз больше,
чем у нас. Даже жители города, приветливые и искренние моск-
вичи, двигаются быстрее, чем мы. Они не стоят на месте на
скользящих полотнах тротуаров. Они по ним почти бегут. Они
как бы продолжают традиции своих предков, тех самых, которые
несколько десятилетий назад не стояли неподвижно на гремящих
лестницах старого метро, а бежали по ним, успевая читать на
ходу.
На площади Восстания, высоко повисшей между двумя гигант-
скими зданиями - Дворцом спорта и Дворцом искусств, - я ос-
тановился у телевизионного автоинформатора и набрал необхо-
димый мне адрес - адрес Музея материальной культуры. На эк-
ране быстро проплыли необходимые координатные данные, и ма-
шина стала показывать мне путь к музею.
Мне предстояло спуститься в нижний парк, по каналу имени
Дружбы Народов пролететь на крылатом реактоплане до монумен-
та Свободы, там пересесть на вертолет и приземлиться на Го-
лубой трассе, ведущей через Агатовый тоннель прямо к Музею
материальной культуры. На цветном экране музей предстал пе-
редо мной в виде тридцатиэтажного параллелепипеда, облицо-
ванного оранжевой керамикой, с пятидесятиметровым белоснеж-
ным мраморным барельефом, изображающим первую космическую
ракету, запущенную нами в сторону Луны. Я смело двинулся по
указанному мне пути и менее чем за сто тридцать секунд был у
цели. По дороге я воспользовался личной радиоавтоматической
телефонной станцией и предупредил о своем прибытии профессо-
ра Сайена. Он встретил меня у входа в музей.
- Приветствую вас, мой юный друг! - сказал он своим певу-
чим голосом и обеими руками пожал мне руку. - Какими судьба-
ми вас занесло в наш тихий уголок в этом огромном, вечно
пульсирующем городе?
Я внимательно посмотрел в чуть-чуть насмешливые глаза уже
немолодого ученого и вспомнил его таким, каким его знал,
когда два года назад проходил аспирантский курс по истории в
подмосковном университете имени Революции. Он ничуть с тех
пор не изменился.
- Боюсь, что я приехал некстати. Из радиоинформации мне
известно, что вы собираетесь в Африку, в Того...
- Что вы, что вы! - воскликнул профессор. - В моем распо-
ряжении еще тринадцать часов. Я думаю, что за это время мы
успеем решить все ваши вопросы.
- Мне кажется, что для решения моих вопросов вполне дос-
таточно двух-трех часов вашего драгоценного времени. Если вы
не возражаете, давайте приступим...
Я и не предполагал, как ошибался в этот момент!
Мы вошли в мраморный холл, и бесшумный лифт взметнул нас
на семнадцатый этаж музея, где находился кабинет Сайена. За
время



Назад