63134b37     

Добряков Владимир - Сумеречные Миры



sf_action Владимир Добряков Сумеречные миры Кто сказал, что в Средневековье не было летчиков? А если в одном из таких романтических миров вдруг возникает межфазовый переход и отмечается работа мощного дезинтегратора, грозящего миру катастрофой?

Хроноагент экстракласса Андрей Коршунов, в прошлом ас, участник воздушных сражений Великой Отечественной, отправляется туда, правда, не на«Яке», а с мечом в руке, чтобы навести порядок. С уверенностью в победе и... без надежды на отдых. Ведь за этой «командировкой» обязательно будет следующая, за ней — ещеодна, куда-нибудь в «горячую точку» в будущем или настоящем, туда, где зафиксирован прорыв Черного Вектора противодействия, сильного и жестокого врага, вознамерившегося захватить тысячи параллельных фаз-миров, коверкая их историю и превращая обитателей впослушных исполнителей своей злой воли.
ru ru Black Jack FB Tools 2005-11-01 http://www.oldmaglib.com/ Библиотека Старого Чародея, Дополнительная вычитка — Виктор Грязнов C3817807-C672-4E7B-A2ED-861D6C0618C9 1.0 Добряков В. Сумеречные миры Эксмо-Пресс М. 2002 5-04-009487-6 Владимир ДОБРЯКОВ
СУМЕРЕЧНЫЕ МИРЫ
Глава 1
В заповедных и дремучих
Страшных Муромских лесах
Всяка нечисть бродит тучей,
На проезжих сеет страх.
В.С.ВысоцкийСолнечный луч пробивается сквозь кружево кленовой листвы и падает мне на глаза. Пора вставать, сэр Хэнк.
Я откидываю плащ, некогда красный, а теперь от времени и непогоды ставший почти бурым, с бордовым оттенком. Потянувшись, поднимаю голову с седла, служившего мне вместо подушки, и смотрю, где мой конь. Гнедой пьет из ручья на опушке рощи.

Встаю и еще раз потягиваюсь. Подхожу к ручью, умываюсь холодной водой. Солнце уже довольно высоко. Пора пускаться в путь. Беру попону, на которой спал.

Седлаю гнедого. Покончив с этим делом, привожу в порядок свой арсенал.
На мне чешуйчатый железный доспех, усиленный на плечах и на груди стальными пластинами. Ноги защищены такими же чешуйчатыми чулками, обшитыми внизу кожей, некогда тоже красной, но теперь потертой до рыжины.

Пристегиваю шпоры, надеваю перевязь с мечом: клинок шириной в два пальца и длиной больше метра. Поправляю на поясе кинжал (его я на ночь не снимал), подвешиваю справа от седла секиру, а слева — красный закругленный внизу треугольный щит.

По красному полю щита, крестообразно пересеченному железными пластинами, золотом изображены головы драконов и языки пламени. Не иначе, кто-то из предков благородного Хэнка был известным драконоборцем. Рядом с секирой я вешаю лук и колчан со стрелами.
На плечи накидываю плащ, скрепив его на правом плече бронзовой пряжкой, на голову надеваю алый бархатный берет, украшенный пером цапли. Этот берет — единственная новая вещь в моем гардеробе.

На переднюю луку седла ставлю похожий на ведро железный шлем с неподвижным забралом, украшенный медными рогами. Натягиваю перчатки и сажусь в седло.
Подъехав к дереву, я беру прислоненное к нему копье. Утверждаю копье нижним концом в правое стремя и опершись на него рукой, трогаю гнедого шпорами. Поднявшись на ближайший холм, останавливаюсь.

На горизонте виден Синий Лес. Синий Лес с недавно появившимся Синим Флинном на Желтом Болоте, которого я во чтобы то ни стало должен нейтрализовать. Не болото, понятно, а Флинна.

Интересно, а почему, если все кругом «синее», болото «желтое»?
Но моя задача — не разгадать тайну этого природного феномена, а отыскать Флиннову смерть. Бабу Ягу, которая в таких случаях выступает в роли адресного бюро, я здесь вряд ли найду, придется действовать методом «опр



Назад