63134b37     

Днепров Анатолий - Смешной Баобаб



Анатолий Днепров
Смешной баобаб
- А сейчас мы пройдем пампасы и начнем пробираться сквозь
южноамериканскую сельву... Это так у них называются джунгли. А пампасы
вроде нашей степи. Правда, здесь, в Аджарии, нет степей. А рядом, на
Украине, есть... Джунгли у нас тоже есть. И здесь, на Кавказе, и в
Уссурийском крае. Это рядом с Владивостоком...
Каро, наш гид по Батумскому ботаническому саду, не умолкал ни на
минуту. Он знал в этом саду, или, лучше сказать, заповеднике, каждый
уголок, каждое деревце или куст. И не только знал по имени, но и всю
родословную. Он был высокого роста, широкоплечий, с тонкими белыми усами и
острой бородкой, которая делала его чем-то похожим на Дон-Кихота.
Мы были очень удивлены, когда узнали, что Каро из своих шестидесяти
пяти лет двадцать гонял в горы отары овец. Позже я узнал, как удивилось
руководство Батумского ботанического сада, когда в отдел кадров к ним,
прихрамывая, пришел старик и сказал, что хочет работать здесь. В горах он
сломал ногу и теперь не может больше оставаться в пастухах.
- А что вы, собственно, сможете у нас делать?
- Ухаживать за этими прекрасными деревьями и цветами. Они всегда стоят
на месте, не то что мои овцы. А уж я их полюблю, как родных, хотя
большинство из них и чужие.
Сначала он был садовником. А после стал гидом.
Дирекция сада была потрясена памятью и понятливостью Каро, который за
год впитал в себя все, что рассказывали профессиональные гиды
экскурсантам.
Сейчас ему нельзя было дать и шестидесяти. Да и вообще здесь, в
Аджарии, старики безвременны. Того и гляди столетнего гражданина
окликнешь: "Молодой человек!"
Мы пробрались сквозь опутанную лианами сельву, где царил полумрак и
влажная, мшистая земля дышала горячим терпким паром, и выбрались на
залитую солнцем поляну.
- Здесь, товарищи, начинается Экваториальная Африка. Начинается она с
саванны.
- Чего, чего? - переспросил кто-то.
- Саванна. Это по-африкански тоже степь.
Наша экскурсионная группа пробиралась по узкой тропинке к вершине
холма. Причудливые травы и кустарники окружали нас со всех сторон; и
иногда, на поворотах, мы видели только высоко поднятую голову Каро,
который оживленно что-то рассказывал тем, кто шел рядом с ним.
- С вершины холма очень хорошо видно море. Там мы отдохнем. В тени вон
того замечательного дерева.
Экскурсанты расположились на траве и залюбовались видом на море. Солнце
склонялось к вечеру, воздух светился серебристым светом, и море было не
голубым, как обычно, а серебристым, с гофрированной солнечной дорожкой,
теряющейся в дымке.
- Аве маре, моритури те салютант, - мечтательно произнес инженер из
Ленинграда. - Все мы умрем, и сюда придут другие люди и будут любоваться
этим волшебным зрелищем...
- Зачем умирать? - воскликнул Каро. - Жить надо! Долго-долго, как это
дерево!
Он повернулся к стволу зеленого гиганта и любовно погладил мощную
морщинистую кору.
- А что это за дерево, Каро?
- Замечательное дерево. Вечный страж африканских саванн. Это баобаб.
Живет пять тысяч лет!
- Сколько? - взвизгнула молодая курортница в шортах.
- Пять тысяч. Может быть, даже больше. Его привезли сюда уже в очень
солидном возрасте.
Каро встал, вытащил из кармана выцветшей сатиновой куртки клеенчатый
сантиметр и стал обмерять ствол. Закончив обмер, он достал записную
книжку, посмотрел на столбик цифр и записал следующую.
Никто не заметил, как он поднял голову, посмотрел на могучую крону
дерева, глубоко вздохнул и укоризненно покачал головой.
Когда он попрощалс



Назад