63134b37     

Днепров Анатолий - Полосатый Боб



Анатолий Днепров
Полосатый Боб
1
Мы смотрели на оранжевую остроконечную громаду, возвышавшуюся в полумиле
от нас на фоне бирюзового неба. Просто удивительно, как возникла эта скала
высотой в три тысячи футов в центре песчаной равнины.
- Чудо природы, - заметил Боб, - Бывает же такое!
Вдали между нами и скалой виднелась изгородь из колючей проволоки, и
сквозь нее к горизонту убегала узкая бетонированная дорожка В том месте, где
дорожка пересекала изгородь, у ворот под брезентовым грибком стоял часовой.
- Наверное, здесь когда-то кругом были скалы. Со временем они выветрились,
и осталась только одна эта.
Я посмотрел на Боба и про себя усмехнулся. В лучах яркого утреннего солнца
белые полосы на его лице стали бледно-розовыми, как будто в этих местах кожа
была аккуратно срезана бритвой.
- Знаешь, что я думаю, - сказал я. - Что не сделали за миллионы лет дожди,
грозы и ветры, то за десяток лет сделаем мы, люди.
Боб опустил голову и стал ногой ковырять бархатистый песок. Мне
показалось, что он стесняется белых полос на своем лице. Перед поступлением на
работу нас всех проверяла медицинская комиссия. У Боба признали какую-то
редкую болезнь под названием "витилиго". По непонятной причине на теле
появляются места с отсутствием пигментации. В остальном он был парень как
парень.
- Какой-то ученый или философ сказал, что человечество - это раковая
опухоль на теле нашей планеты, - проговорил Боб.
- Хуже. Черная оспа. Цивилизация шествует по земному шару под взрывы
снарядов и бомб. С каждой новой войной оспа оставляет на лице планеты все
более глубокие язвы. Представляю, как будет выглядеть земля, когда по ней
пройдутся наши эйч-бомбы.
Насмотревшись вдоволь на скалу, мы побрели обратно к двухэтажному серому
зданию. Правее стоял коттедж полковника Джейкса, а слева от главного здания
возвышался огромный парусиновый шатер высотой с пятиэтажный дом. С
подветренной стороны на парусине трепетали три громадные синие буквы -
инициалы нашего могущественного государства.
- Эти штуки собирают в этом балагане, - пояснил я. - Где ты изучал
математику?
- В Чикаго. У профессора Колинза. А ты?
- Я не математик. Я дозиметрист. И еще немного электронщик. Но я ничего,
кроме колледжа, не кончал.
Навстречу шел полковник Джейкс. За десять шагов от нас он остановился,
сложив руки на груди.
- Вам здесь нравятся? - обратился он ко мне.
- А черт его знает! Без работы здесь можно сойти с ума.
- У нас хороший бар. Бесплатный. Самообслуживание.
- Это я уже знаю.
Пока мы так беседовали, Боб медленно брел к зданию. Видимо, ему не очень
нравилось разговаривать с военными. Что же касается меня, то мне было все
равно. Все они, в хаки, порядочные болваны. Непонятно, почему правительство
поручает им дела, для которых требуются хорошие мозги.
- Кто этот парень? - спросил полковник, кивнув на Боба.
- Это Боб Вигнер, наш математик
- А-а... - протянул Джейкс - Без них теперь ни на шаг.
- Вот именно. Так когда же мы начнем горячую работу?
- А куда вам торопиться? Деньги идут, и хорошо.
- Не очень, - сказал я и поплелся в бар.
В баре сидели Джордж Крамм, Самуил Финн и какая-то брюнетка - кажется, по
фамилии Чикони.
- Салют, Вильям! А где твой полосатый приятель? - спросил Финн.
- Наверное, пошел спать. Ему здесь не очень нравится.
- Не выношу парней с такой пятнистой рожей, как у него, - не отрывая ярко
накрашенных губ от стакана, сказала брюнетка.
- Кстати, кто вы такая? - спросил я, не глядя на нее.
- А вы?
Терпеть не могу нагл



Назад