63134b37     

Днепров Анатолий - Лунная Соната



Анатолий Днепров
Лунная соната
I
Над космодромом разнесся голос диспетчера:
- Пассажирам, отправляющимся в сторону Луны рейсом два ноль семь, занять
место в роллере. К старту корабля машина отходит через пять минут.
Объявление повторили три раза. Ольга посмотрела мне в глаза:
- Ну же, Владо! Будь хоть чуточку веселее!
Ее лицо сияло от радости. Оно просто излучало свет, точно так, как тогда,
когда я первый раз увидел ее рядом с "Людвигом".
Товарищи повернулись к нам спиной и образовали плотный круг. Они решили,
что нам пора прощаться по-настоящему... Я крепко сжал руку Ольги и стал
смотреть через ее плечо на зеленый горизонт, где возвышалась серебристая
громада корабля. Его острый нос был обращен прямо к Солнцу, и просто не
верилось, что именно в полдень он отправляется на Луну...
- Скажи, что мы будем друзьями, Владо, - прошептала Ольга.
- Что-то вы долго! И вдобавок шепчетесь. Герка, не жми так сильно мне
руку!
Это из круга кричал наш друг, Сережа Самойлов. Он-то думал, что знает про
меня и Ольгу все.
- Мы останемся друзьями? - спросила она. Я кивнул головой.
-Молодец, Владо. До свидания.
- Ну, нацеловались? - нетерпеливо кричал Сережа.
- Да, - ответил я. - Оля, передай привет Георгию.
- Обязательно, - ответила девушка. Улыбаясь, она пошла по ступенькам вниз
к площадке, где стоял голубой роллер.
Роллер укатил к стартовой площадке, а мы продолжали стоять на месте, глядя
на серебристую громаду.
- Ладно, - сказал я, - пойду...
Меня никто не пытался остановить. Всем было все понятно, во всяком случае
они так думали. Уже на верхней террасе парка я почувствовал, как вздрогнул
воздух, как широкими, упругими волнами покатился во все стороны гул могучих
двигателей. Я остановился и посмотрел на зеленый горизонт. Низенькие липы
выбросили свои кроны в сторону от центра стартовой площадки, а серебристая
сигара закачалась в клубах черного дыма и начала подниматься вверх. Через
мгновенье пронзительный визг рассек горячий воздух, и космический аппарат
исчез в ослепительной голубизне неба.
...Я люблю эту дорогу среди зеленых холмов. Когда-то мне казалось, что ей
нет конца, как нет конца человеческому счастью. На ее обочине росли молодые
липы, а дальше начинались холмы, пологие, округлые, как будто здесь когда-то
закопали гигантские шары, и в течение веков они погружались в землю все глубже
и глубже. Я люблю эту дорогу, я бродил по ней много раз - и тогда, когда, как
сегодня, над ней перелетали посвистывающие птицы, и когда по капюшону моего
плаща барабанил осенний дождь, и когда из-за холмов на нее гурьбой выходили
мальчишки и усердно стучали лыжами об асфальт, чтобы сбить снег...
Мимо меня промчался автобус и кто-то, наверное Галя Войн, высунув голову в
окно крикнул:
- Владо, не заблудись!
...Первый раз, когда мы пошли с Олей к космодрому, она недоверчиво
спросила:
- А вы знаете, куда ведет эта дорога?
Она и не подозревала, что я прошел по ней сотни раз. И много-много раз
суждено было нам теперь пройти по ней вдвоем. А однажды ночью мы свернули с
асфальта в сторону и вышли на Большое озеро, в котором отражалась луна.
Я никогда не забуду той ночи.
II
"Когда на сердце тоскливо, иди к людям". Я не помню, кто это сказал, но
нужно, чтобы на сердце действительно было тоскливо, дабы понять правду этих
слов. Первый, кто попался мне в лаборатории, был Герман Зоннельгардт.
- Они хотят разломать "Людвига". Вы должны немедленно вмешаться, -
торопливо проговорил он, теребя борт моей куртки.
- Зачем? - уд



Назад